Главная arrow Интервью arrow Центры исторических городов. Реконструкция, новое строительство.

Центры исторических городов. Реконструкция, новое строительство.

E-mail
13/10/2010 г.
4.jpgЯвейн Никита Игоревич Руководитель архитектурной мастерской «СТУДИЯ 44». Профессор Санкт-Петербургского Государственного Академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина (Академии Художеств). Заслуженный архитектор России. Лауреат Государственной премии РФ в области литературы и искусства (1998). Лауреат премии Правительства С.-Петербурга в области литературы, искусства и архитектуры (2003). Член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук. Действительный член Международной Академии архитектуры в Москве.

В современной Европе новое строительство в «чистом поле» стало явлением достаточно редким. На первый план вышли проекты, в той или иной мере реконструктивные. По мнению Никиты Явейна, в ближайшие годы удельный вес реконструкции в петербургской строительной практике тоже будет расти. Следовательно, вопросы идеологии, этики и технологии реконструкции будут приобретать все большую актуальность.

— Реконструкция зданий и сооружений — это во многих случаях более сложная и деликатная работа, чем новое строительство, так как реконструируемое здание уже вписано в сложившуюся застройку. Назовите негативные и позитивные примеры реконструкции зданий и сооружений в центре города с вашей точки зрения.

— Я считаю, что в отличие от нового строительства в центре, ситуация с реконструкцией существующих зданий выглядит боле менее благополучно. Главное, чтобы при смене вида использования реконструируемые объекты зажили полноценной новой жизнью.

— Считаете ли Вы соблюдение высотного регламента панацеей от разрушения исторически сложившегося облика Петербурга?

— Панацея, применительно к случаю, слово не вполне подходящее: ведь высотный регламент касается только одного параметра будущего сооружения. Иными словами, здание может соответствовать регламенту по высоте, но при этом по своей архитектуре агрессивно выделяться из окружающей застройки. Но в чем-то вы правы: если такой диссонанс имеет более менее локальный характер, то нарушения высотного регламента я бы сравнил уже с оружием массового поражения. Причем, чем больше отступление от регламента, тем больше радиус поражения. Так что, если мы хотим сохранить канонические силуэты Петербурга, высотный регламент должен соблюдаться беспрекословно. Другое дело, что этот документ пока не доведен до совершенства, в нем есть «белые пятна», думаю, в дальнейшем ему предстоят корректировки.

— На сегодняшний день многие заводы и фабрики, находящиеся в центре городской застройки, реконструируются в офисные или торговые центры. Ваша точка зрения на эту тенденцию?

— Это абсолютно нормальный процесс, так происходит во всех городах мира. На западе он стартовал на пару десятилетий раньше, чем у нас, потому, что там раньше вступили в так называемую постиндустриальную фазу развития, когда в структуре городской экономики тяжелая индустрия уступает место высокотехнологичным производствам и сектору обслуживания. К тому же у нас только недавно заработали рыночные механизмы землепользования... И вот оказалось, что часть достаточно центрально расположенных городских земель— я имею в виду промышленный пояс, сложившийся в 19 веке — используются неэффективно и могут быть заняты более рентабельными функциями, не исключая даже жилье. Это, повторю, естественная и вполне позитивная тенденция. Другое дело, что у нас, в отличие от тех же европейских стран, в общественном сознании еще не закрепилось представление о высокой ценности памятников промышленной архитектуры. Пока этого не произойдет, им грозит уничтожение, сколько бы мы не ставили их официально под охрану.

— Считаете ли Вы обязательным проведение открытых конкурсов на реконструкцию наиболее значимых объектов в историческом центре?

— На мой взгляд, проведение громких архитектурных конкурсов (особенно, международных) в области реконструкции/реставрации не то чтобы совсем бессмысленно, но, мягко говоря, неэффективно. Давайте задумаемся об итогах давешнего международного конкурса на реконструкцию Новой Голландии. Пиаровский выхлоп был налицо, а вот практический результат оказался нулевым. Все потому, что реконструкция объектов культурного наследия — тема сложная, требующая знания местной специфики — культурной, законодательной, гидрогеологической, наконец! Задачи такого рода не решаются «глядя из Лондона». Во всем мире их решением занимается довольно узкий круг архитекторов, которые специализируются в данной области и хорошо себя зарекомендовали. В странах, где проявляют особую заботу о наследим, доходит до монополизма: во Франции, например, к реконструкции классифицированных памятников архитектуры, допущены только так называемые «архитекторы по наследию», по сути, государственные служащие. Степень их ответственности очень высока: за неудачный проект такой архитектор отвечает не только перед заказчиком, но и перед Министерством культуры — его могут уволить или «сослать» в департамент, где мало работы.

— Какими Вы видите пути развития и модернизации центра города?

— Эти пути также хорошо известны из опыта европейских столиц. Центральные кварталы, где сосредоточены памятники истории и культуры, становятся туристическими и, по преимуществу, пешеходными. Здесь создается своего рода заповедник для туристов со всеми необходимыми инфраструктурами для комфортного пребывания и отдыха. Очевидно, что проблемы создания такого заповедника не столько архитектурные, сколько социальные — ведь при этом население центральных кварталов естественным образом из них «вымывается». Одновременно нужно увести из центра города избыток деловой активности — крупные банковские, офисные и т.п. структуры. Для них целенаправленно создают своего рода комфортные резервации — как Дефанс в Париже или Докланд в Лондоне. И в рамках таких компенсационных проектов уже есть, где разгуляться творческим амбициям и фантазии архитекторов. География туристического оазиса в Петербурге понятна, это «Золотой треугольник»: Миллионная, Конюшенная, Спас-на-Крови, Исэакиееский собор... Что же касается нового city, то он должен располагаться на престижном месте, желательно, у воды. Может быть, на отрезке Западного Скоростного Диаметра в районе Васильевского острова.

— В чем Вы видите решение транспортной проблемы города?

— Для центра города выход один — резко ограничить автомобильнoe движение, пересадить всех на общественный транспорт. В том же Лондоне не разрешают делать парковки при офисных центрах, все ходят пешком, а местные олигархи ездят исключительно на такси. Правда, перед тем как ввести столь жесткие меры, потребовалось сделать густую сеть метрополитена — станции метро там через каждые пятьсот метров.

— Ваше мнение о подземной урбанизации города?

— Несмотря на сложные грунтовые условия Петербурга, она реальна. Но требует большой технологической культуры строительства — без дурной экономии на материалах, когда сэкономят на три копейки, а проблем закладывают на три миллиона.

— Опыт какого исторического города Вам кажется наиболее ценным для решения проблем развития С.-Петербурга?

— Неплохой пример показывает Вена, она элегантно сочетает старое и новое, создает новые архитектурные аттракционы. Вена в меру либеральна, и вместе с тем, консервативна в вопросах охраны памятников. Хотя, думаю, культуре и ментальности Петербурга ближе примеры Италии или Франци.

— Новое строительство в историческом центре: как совместить потребности в развитии инфраструктуры, в создании необходимых новых функциональных процессов и ограниченные возможности исторической среды города?

— Я считаю, что новое строительство в центре должно подчиняться жесткому регламенту в части этажности и величины зданий. Центр Петербурга нуждается в отлаженной системе административного регулирования градостроительной деятельности. В конце концов, так в этом городе было всегда — с момента его основания.

Статья предоставлена альманахом "Архитектурные сезоны в Петербурге-2010". Скачать. Сайт

 
« Петербуржец. Архитектор. Проектировщик.   Интервью с руководителем архитектурного бюро MVRDV (Нидерланды) »